«Хотела прятать детей в погребе»: история многодетной матери из ДНР




«Смотрю, а по дороге за городом едут танки. Штук 12–15. И стало страшно». Так запомнила свой последний день в родном доме на Донбассе многодетная мать Людмила Янченко. Женщина вместе с пятью детьми оказалась среди временных переселенцев из ДНР в Самарскую область. Мы побывали у семьи в гостях и побеседовали с Людмилой, которой пришлось покинуть город Макеевку с одной сумкой.

«Мне предлагали уехать несколько раз»

Официально женщин, детей и пожилых людей начали эвакуировать с территории ДНР и ЛНР 18 февраля. По словам Людмилы, кампания не проходила молниеносно, ей предлагали вместе с детьми уехать в Россию несколько раз.

— Я сначала отказывалась уезжать. У меня тут дом, родные — куда я поеду? Мне звонили из местного исполкома один раз, второй. А на третий сказали, что если я не хочу уезжать, то могу оставаться, но детей забирают и увозят. Я, естественно, не могла бросить детей и уехала с ними. Еще больше меня убедил в правильности решения об отъезде один случай: вышла из дома и услышала какой-то грохот или гул, даже не подберу правильное слово. Готова была уже прятаться с детьми в погреб. Смотрю, а по дороге за городом едут танки. Штук 12–15. И тут реально стало страшно.

Ведь в Донецке боевые действия уже шли. Я быстро, за вечер, собрала сумку: сложила туда в основном детские вещи, себе не взяла практически ничего, и документы (ДНРовский паспорт и свидетельства о рождении детей) — и отправились. Сначала мы приехали на автобусах в Ростов, а там сказали, что дальше мы поедем в Самару, — вспоминает женщина.

Дорога Людмиле, а скорее, даже ее сыну и дочкам, далась нелегко. Дети у жительницы ДНР совсем маленькие: Богдану 7 лет, Милане 5 лет, Яне 4 года, Вере 3 года, Надежде 2 года. И путешествие с ними было непростым.

— Они то хотели играть, то хотели спать, а то уложить было невозможно. Так что дорога была тяжелой. Я за те дни даже толком не успела поспать, нормально отдохнула только в Самаре. Дети тоже очень устали от дороги. Младшие дети даже и не поняли, зачем мы уезжаем, — отмечает Людмила.

«Переживала, отправляя сына в самарскую школу»

Старший сын нашей героини учится в первом классе. И женщина была обеспокоена, что ему пришлось прервать учебу. Сейчас ребенок вместе с другими детьми временных переселенцев ходит в самарскую школу. Их централизованно привозит и увозит с базы отдыха, где они живут, автобус. Людмила признаётся, что очень переживала, провожая мальчика в новое учебное заведение.

— Я плакала от волнения. Мне было страшно, как ребенка примут в классе, не будут ли обижать, не будут ли косо смотреть, что он беженец. Видела, что и сын очень переживает. Но, к счастью, всё хорошо. В первый день сын пришел из школы с прекрасным настроением, рассказал, что приняли его очень хорошо, что он успел с кем-то познакомиться и даже подружиться. И у меня отлегло от сердца, — рассказывает женщина.

Пока старший сын в школе, Людмила проводит время с четырьмя дочками. В «Дубках» с маленькими переселенцами занимаются и педагоги. Малышам и ребятам постарше в Самаре предоставили новые игрушки. Дети нашей собеседницы уже выбрали себе любимые.

Людмила с детьми живет в одной комнате. В соседней, поменьше, ее соседка — еще одна переселенка с сыном. И дети этих женщин уже спели подружиться. Она запросто ходят друг к другу в гости, играют вместе, а маленькие дочки Людмилы обеспокоенно спрашивают: «Где Никита?», если теряют мальчика из виду.

— Условия у нас хорошие. Спасибо, что так хорошо нас приняли. А кормят тут просто до отвала, — смеется женщина.

«Не хочу, чтобы мои дети погибли под бомбежками»

В Самаре семье нравится, но оставаться насовсем Людмила здесь не планирует. Правда, пока сроки возращения весьма туманны.

— Сначала нам говорили, что нас эвакуируют на несколько дней, потом сказали, что на три недели. А теперь ориентируют, что, скорее всего, мы задержимся. Но, с одной стороны, это и хорошо: ребенок хотя бы нормально окончит первый класс. Но возвращаться мы домой, конечно, будем. Как я оставлю там родных! Но, если честно, мне очень страшно. Не хочу, чтобы мои дети погибли под бомбежками. Я их рожала не для этого, — подчеркивает женщина.

Людмила рассказывает, что уже успела немного прогуляться по Самаре и побывать в нескольких, расположенных недалеко от «Дубков», магазинах.

— Кстати, у нас, в Донбассе, всё дороже. У вас цены намного ниже, чем у нас. Например, детская обувь наподобие чешек в Самаре стоит около 300 рублей, у нас 1000, — отмечает собеседница 63.RU.

В Макеевке остались родные Людмилы. Они рассказывают, что за последние дни в доме семьи Янченко едва не снесло крышу, а в школе, где учился сын нашей героини, выбиты стекла. Также выбиты стекла и в одном из магазинов.

— С кумой мы общаемся по телефону, она, конечно, бодрится и говорит, что всё хорошо. Но я по голосу слышу, что она волнуется и не всё в Макеевке спокойно. Слежу за новостями по телевизору. Жалко очень пожилых. Не знаю, почему они остались там, а не уехали. До слёз впечатлил один сюжет, где бабушка разговаривала с журналистами из погреба и говорила, что у нее даже хлеба нет, — вздыхает Людмила.

Источник: 63.ru

|

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Хотела прятать детей в погребе»: история многодетной матери из ДНР
Adblock
detector