Кардиохирург из Петербурга делает уникальные операции детям. Теперь его хотят уволить

Родители детей с пороками сердца создали петицию против увольнения завотделением кардиохирургии детской горбольницы №1 в Санкт-Петербурге, главного детского кардиохирурга города Рубена Мовсесяна.

За сутки она собрала больше десяти тысяч подписей. Как утверждается в открытом обращении, руководству больницы не нравится, что врач «пытается спасти всех нуждающихся детей, а не только коммерчески выгодных».

В обращении говорится, что в прошлом году питерское отделение кардиохирургии приняло 1278 пациентов. Летальность при этом составила 3,3 процента, что ниже среднероссийских показателей. Некоторые операции, которые здесь делают новорожденным, не выполняют больше нигде в России. «Лента.ру» поговорила с матерями пациентов, которых спас врач.

Без почвы под ногами

Елена Сорокина:

Я создатель интернет-сообщества «Кардиомама». Моя история началась не при Мовсесяне. Но в свое время я уже пережила отъезд одного уникального кардиохирурга из нашей страны. И мне бы не хотелось, чтобы такое снова случилось. Это был Вадим Германович Любомудров. Он в свое время создал отделение, которым сейчас руководит Мовсесян. Любомудров уехал в 2009 году работать в Кувейт. Это было его решение, но, вероятно, причины так поступить у него были.

В нашем сообществе сейчас почти 15 тысяч человек. И мы знаем, что это реальные люди, а не фейки, у всех — дети с пороками сердца. В обществе информированность о том, что такое пороки сердца, какие они бывают, очень низкая. Иногда семьи узнают, что у будущего ребенка проблемы, во время беременности. И начинают судорожно искать, что им делать.

В большинстве российских регионов даже при легком пороке сердца маме на сроке 26-27 недель предлагают сделать аборт. Созывается комиссия, врачи часто убеждают, что иных вариантов нет, ребенок обречен. Но когда матери пытаются искать дополнительную информацию, находят наш форум и с удивлением узнают, что кардиодети могут жить, ходить в школу, учиться в институтах. Легкие пороки сердца оперируют во многих местах. Но если проблемы серьезные, есть всего несколько кардиохирургов в России, которые могут помочь. Один из них — Мовсесян.

Знаю, что пациенты на таких врачей просто молятся. Они продают квартиры в Петропавловске-Камчатском, на Сахалине, в Тюмени и переезжают в Санкт-Петербург. Они делают это, чтобы ребенок попал в руки именно к этому кардиохирургу, именно к его команде. И сейчас может оказаться так, что все это было зря.

Мы получили информацию от матерей, детям которых были запланированы операции на сердце. У них все вмешательства переносятся или откладывается на неопределенный срок. И не в связи с пандемией, а из-за того, что неясно, что будет с их доктором. Некоторым сказали, что, возможно, оперировать ребенка будет другой врач. Родители в шоке. Потому что такие операции — уникальны, они штучные. Мы живем в нестабильное время, в нестабильной стране, в нестабильной ситуации. Сейчас всех подкосила ситуация с ковидом. Но если случается еще и такое — это вообще выбивает почву из-под ног.

Дверь всегда открыта
Екатерина Соломахина:

Дочь Арина родилась слишком бледной. Врачи сразу заподозрили, что с ней что-то не то. И на четвертые сутки жизни нам поставили диагноз: тетрада фалло, атрезия легочной артерии первого типа. В переводе с медицинского это означает, что ребенку не хватает кислорода. Арину перевели в отделение кардиохирургии Детской городской больницы №1. Рубен Рудольфович Мовсесян оперировал мою дочь три раза: в один месяц, в десять и в 2 года 10 месяцев. Последняя операция была самая масштабная. Ребенка у меня забрали в 10 утра, а увидела я ее только в 10 вечера. То есть порядка девяти часов шла операция.

Когда операция закончилась, я зашла к Мовсесяну в кабинет. Он тогда взял бумагу и нарисовал сердце Арины: что там не так, что он переделал, что куда пришил. Этот рисунок у меня до сих пор хранится вместе со всеми основными медицинскими документами дочери.

Все вокруг в общем-то знают, что Рубен Рудольфович — потрясающий хирург, с огромными знаниями, с золотыми руками. Но он еще и очень хороший человек, никому не отказывает. Есть шанс, даже самый минимальный — он попробует его реализовать. Когда у дочери закончилась операция, в больницу срочно поступил новорожденный. И врачи почти сразу же после нашей операции начали новую — чтобы спасти жизнь тому малышу.

Дверь в кабинет Мовсесяна всегда открыта. Любой пациент, если у него есть проблемы, может зайти к нему и все обсудить. Он всегда и обо всем говорит прямо. Ситуация у моей дочери сложная и неоднозначная. После обследования врач честно сказал, что не знает, как поступить. Взял паузу на то, чтобы подумать и все решить. Но сказал, что если почувствует, что не сможет нам помочь, то даст контакты врачей и в России, и за рубежом, которые могли бы попытаться. И не просто даст контакты, а лично свяжется и все им объяснит. Хотя наш порок сердца не такой уж редкий, но все осложняется анатомическими особенностями ребенка.

Через некоторое время Рубен Рудольфович вызвал нас и сказал: «Гарантий дать не могу, что все закончится идеально. Но мы разрежем, увидим сердце и будем делать свою работу». Потом, когда все было кончено, мы с Ариной пришли, уже после выписки, на контрольные обследования, он спросил: «Как она себя чувствует?» — «Хорошо». «Значит, мы все сделали правильно».

Я узнавала, как решают нашу проблему в Европе. В Германии Берлинский кардиоцентр предложил точно такую же тактику, как врачи в Санкт-Петербурге. Но ценник там начинался от 40 тысяч евро. В Америке запросили от 100 тысяч долларов.

Когда нам стало известно, что доктора хотят уволить, у меня пошатнулась земля под ногами. До какой степени нужно презирать профессионалов, обесценивать их уникальный опыт? Как можно человека, который спасает тысячи жизней, взять и выбросить? Все родители просто в шоке.

P.S. В социальных сетях на официальной странице Детской городской больницы №1 Санкт-Петербурга появилось разъяснение о том, что «никакого приказа об увольнении господина Мовсесяна на сегодняшний день нет». И главная задача клиники в условиях пандемии — «сохранить коллектив, сберечь существующие центры и уникальные службы, которые создавались ценой больших усилий на протяжении многих лет, продолжить оказание специализированной и экстренной медицинской помощи, не снижая высокой планки, которую держит учреждение под руководством главного врача, заведующего кафедрой ПСПбГМУ им. акад. И.П.Павлова, заслуженного врача РФ, д.м.н., профессора А.В.Кагана».

Когда кардиородители попытались уточнить, доктор не уволен именно сейчас или вообще не будет уволен, вопрос был удален модератором, возможность комментировать пост была отключена.

Источник: Лента


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Кардиохирург из Петербурга делает уникальные операции детям. Теперь его хотят уволить